3ea8a19f     

Рашковская М А & Рашковский Е Б - Милые Братья И Сестры



М.А.Рашковская, Е.Б.Рашковский
"Милые братья и сестры..."
Страницы истории толстовского движения: 1914-1917
Толстовское движение, впервые заявившее о себе в 80-е годы XIX, - один из
интереснейших культурных и религиозных феноменов в истории России XX в. Его
идейный генезис и человеческий потенциал имеют двойственный исток. С одной
стороны, толстовство связано с освободительными чаяниями и духовными
поисками русской дворянской, а позднее - и разночинной интеллигенции,
впервые всерьез заявившими о себе на грани XVIII и XIX вв. и - в особенности
- в период декабризма (*1*). С другой стороны, оно связано с глубокими
традициями русского народно-сектантского "разномыслия" и протеста: не
случайны интенсивные контакты Л.Н.Толстого, а также организационного лидера
движения В.Г.Черткова (1854-1936) с представителями многочисленных течений
русского крестьянства и плебейского религиозного "разномыслия" - с
беспоповцами, штундой, духоборцами, молоканами, иудействующими, белоризцами
и др. (*2*). Эта генетическая двойственность во многом определила и облик
толстовского движения, сочетавшего в себе черты как интеллигентской
оппозиционности, так и русского народно-сектантского умонастроения. Для
толстовства как для интеллигентского движения были характерны обостренный
интерес к социально-историческим судьбам современности, к новинкам идейной
жизни России, Запада и Востока, умение вслед за революционными и
либерально-интеллигентскими кругами сочетать легальные и нелегальные приемы
пропаганды. От народно-сектантских же течений толстовство усвоило
критическое отношение к "господскому" стилю жизни, к
индустриально-урбанистической цивилизации и к институционально оформленной
религиозной практике, стремление к рационалистической и пантеистической
трактовке священных текстов ("понимание в Духе"), пацифистские воззрения.
Идея жертвенной готовности принять страдание за свои убеждения, присущая и
традиционному русскому народному правдоисканию, и оппозиционерам из
"образованных" слоев, также была усвоена толстовским движением. И сам
толстовский круг формировался из представителей, с одной стороны, дворянской
интеллигенции и многонациональной среды русских разночинцев, а с другой - из
правдоискателей из народных низов, как православных, так и сектантов.
Этим двойственным социокультурным истоком толстовского движения во многом
объясняются и характерные особенности реакции толстовцев на роковые и
неожиданные для подавляющего большинства европейцев события первой мировой
войны.
Действительно, для тогдашнего европейского сознания события первой мировой
войны были ситуацией шоковой. Россия и Европа переживали тогда крушение
целый век (после наполеоновских войн) налаживавшегося быта, трагедию
разрушений некритической веры в техноурбанистический прогресс, обернувшийся
"прогрессом" разрушения, униформированных полчищ, орудий убийства (*3*).
События первых недель и месяцев войны толстовцы переживали двойственно.
Они усматривали в них беспрецедентной силы кощунственный акт разрушения
гуманистических и духовных ценностей Европы, разрушения самого человеческого
естества. Но одновременно они находили в происходящем и подтверждение - во
всемирно-историческом плане - духовной правоты своего учителя, Л.Н.Толстого,
воспринимавшего этатизм, религиозное обрядоверие и официальную
дегуманизированную науку как катастрофические выражения социального и
исторического зла, и, стало быть, усматривали в войне некое трагическое
подтверждение пр



Назад