3ea8a19f     

Реймерс Георгий - Соната-Фантазия



Реймерс Георгий
Соната-фантазия 
Глава 1
У раскрытой двери балкона колыхнулась кружевная штора. С легким вздохом
ночного ветерка в комнату залетел аромат жасмина. Листья на заглянувшей в окно
ветке зашептались и смолкли.
Чуть слышно зазвучал рояль. Минорная мелодия плавно, почти неощутимо,
влилась в тишину летней ночи.
Луна выглянула из-за облака и словно замерла, прислушиваясь к музыке.
Пианист играл на память. Его глаза были закрыты, воображение рисовало
фантастические картины. Он видел причудливые пики, исполинские горные цирки,
громадные впадины. На совершенно черном небе - яркие немерцающие звезды. Их
блеск холоден и чист, как эти звенящие высокие тона.
Пальцы уверенно перебирали клавиши. Рокочущие ноты чередовались с
певучими. Это - световые контрасты. Густые непроницаемые тени и освещенные
солнцем грани утесов.
В плавный ритм сонаты ворвалась тревога, словно кто-то дерзкий захотел
нарушить покой уснувших каменных исполинов. И снова зазвучала холодная, как бы
сотканная из лунного света, мелодия. Она становилась все тише, тише и замерла
на басовых аккордах.
Небольшая пауза, и опять звуки полетели по комнате.
Теперь они метались, как вырвавшиеся из клетки птицы, ударялись о стены и,
вылетая в окно, исчезали в необъятном просторе лунной ночи.
В музыке чувствовалось что-то большое, радостное. Кто-то, еще не совсем
уверенный в успехе, спрашивал самого себя, мечтал, сомневался, надеялся...
И вдруг звуки рассыпались тысячами хрустальных осколков. Руки музыканта
заметались.
Это сбывается мечта!
В клубах дыма и пламени космический корабль взметнулся ввысь. Вместе со
стремительным аллегро нарастала скорость. Дюзы полыхали белым огнем.
Быстрее!.. В космос!..
Вот отделилась первая ступень ракеты... Темп ускорился. Вторая ступень...
Пианист забыл обо всем. Он там, в свободном полете. Все ближе, ближе,
неизвестный загадочный мир...
Последний аккорд. Откинувшись на спинку стула, пианист долго сидел
неподвижно. Потом пригладил растрепавшиеся волосы, встал и подошел к окну. В
голубом лунном свете отчетливо обозначился профиль человека с высоким лбом и
резко очерченным подбородком. На его расстегнутом кителе тускло поблескивали
погоны. Все еще находясь под впечатлением музыки, он вглядывался в звездное
небо.
Пусть композитор хотел выразить чудесными звуками совсем другое, для
пианиста это не имело никакого значения. Он понимал бессмертную сонату
по-своему.
- Отлично, майор Крамов! - раздался из темноты негромкий возглас.
Офицер вздрогнул от неожиданности, обернулся. В глубине комнаты, на
диване, сидел человек.
- Это вы, Павел Кузьмич?
- Как видите.
- Извините, увлекся, даже не заметил, когда вы пришли.
Крамов подошел к ученому и сел рядом.
- Небось, спать хотите отправить?
- Почти угадали.
- Ну, если "почти", то уже легче.
- Это почему?
- Да потому, что у вас есть ко мне какое-то дело. А раз так, то я не
нарушитель режима тренировки.
Ученый усмехнулся.
- Мечтатель вы, Андрей Петрович! Все на нее поглядываете? - указал он на
Луну.
- Все на нее.
- Поди, только что там побывали?
- Да уж скорее бы, - вздохнул Крамов. - Сколько можно крутиться вокруг
шарика!
- В наших делах поспешность вредна.
Ученый встал и вышел на балкон. Крамов последовал за ним.
Доктор физико-математических наук Павел Кузьмич Маркелов был назначен
начальником экспедиции, готовившейся к полету на Луну. Требовательный,
пунктуальный, он не терпел спешки. Многим казалось, что он слишком
осторожничает и медлит, но это б



Назад