3ea8a19f     

Ревич Всеволод - Не Быль, Но И Не Выдумка - Фантастика В Русской Дореволюционной Литературе



В.А.Ревич
Не быль, но и не выдумка
(Фантастика в русской дореволюционной литературе)
ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ УТОПИЯ
В НАЧАЛЕ ВЕКА
ОДОЕВСКИЙ И ЕГО "4338-й ГОД"
"БУДУЩЕЕ СВЕТЛО И ПРЕКРАСНО..."
ЧЕТВЕРО ВЕЛИКИХ
САМОЛЕТЫ, ЭЛЕКТРОХОДЫ, СПУТНИКИ...
В СТРАХЕ ПЕРЕД ГРЯДУЩИМИ ПЕРЕМЕНАМИ
НА КОРОТКОЙ НОГЕ С ПОТУСТОРОННИМИ СИЛАМИ
КУПРИН, БРЮСОВ, ОЛИГЕР
"КРАСНАЯ ЗВЕЗДА"
История литературы входит полноправной частью в сегодняшний литературный
процесс, развитие невозможно без установления преемственности, без
выяснения традиций. Но правомерно ли говорить об истории русской
фантастики? Существовало (а может быть, и сейчас существует) мнение, что в
нашей стране за редкими и нетипичными исключениями фантастики не было
вообще. Такое суждение высказал в свое время Е. Замятин в книге "Герберт
Уэллс": "...Образцов социальной и научной фантастики почти нет; едва ли не
единственным представителем этого жанра окажутся рассказ "Жидкое Солнце"
Куприна и роман "Красная Звезда" Богданова, имеющие скорее
публицистическое, чем художественное значение".
Категоричность этого заявления - результат неосведомленности; из книг
русской дореволюционной фантастики можно составить довольно приличную
библиотеку. Не следует, конечно, ударяться, как это делают некоторые из
"фантастоведов", в другую крайность и объявлять дореволюционную фантастику
яркой и заметной ветвью великой русской литературы. Это, конечно, не так,
в ее ослепительном сиянии отдельные фантастические блестки легко могли
затеряться и действительно затерялись. Предлагаемая читателю брошюра вовсе
не ставит целью доказать, что советская фантастика смогла многое
позаимствовать из литнаследства своих предшественников, что ей не пришлось
почти все начинать с нулевой отметки. Серьезной и непрерывающейся
"фантастической" традиции в русской литературе действительно не
существовало. Своих жюльвернов и уэллсов у нас и вправду не было. Так же
как не было более или менее "серьезной" приключенческой, в частности
детективной, литературы. Можно высказать несколько предположений, почему
так произошло, почему возникли "белые пятна" на карте русской литературы,
которая по остальным направлениям занимала ведущие позиции в мире. Боюсь,
однако, что предположения не выйдут за ранг умозрительных рассуждений, их
можно легко доказывать и легко опровергать.
Едва ли стоит тревожить тени Менделеева, Лобачевского, Мечникова,
Лебедева, Павлова или Циолковского, чтобы доказать, что опорные пункты
научно-технического прогресса располагались и на нашей территории. Был и
интерес читающей публики. Произведения Эдгара По, Жюля Верна, Герберта
Уэллса переводились "с колес" и пользовались в России популярностью,
вероятно, превышающей популярность этих писателей на их родине. А большой
отечественной фантастики все же не было. Видимо, действовал целый комплекс
причин, из которых не последнее место надо отвести подавляющему влиянию
таких гигантов, как Толстой, Достоевский, Чехов, утвердивших главной темой
русской литературы нравственные искания мятущейся души. Были, наверно, и
трудно учитываемые случайности литературного процесса, и это лучше всего
доказывается тем, что после Октября 1917 года буквально за несколько лет
родилась мощная и своеобразная школа фантастики. Пробел был заштрихован.
Тут может возникнуть вопрос: есть ли смысл в свете всего сказанного
ворошить прах двух-трех десятков прочно и чаще всего заслуженно забытых
книг? Смысл, мне кажется, все же есть. Во-первых, исторические аналогии
всегд



Назад