3ea8a19f     

Рибенек Александр - Гиблое Место



РИБЕНЕК АЛЕКСАНДР
ГИБЛОЕ МЕСТО.
Пролог.
Темный лес вставал перед ним сплошной стеной, в которой не было ни одного просвета. Высокие сосны стояли так близко друг к другу, что переплетались ветвями где-то в вышине, закрывая доступ солнечным лучам.

В общем-то, в этом лесе не было ничего необычного, ему приходилось бывать в таких местах. Но ощущалось что-то зловещее в той мертвой тишине, царившей здесь. Не шелестел ветвями ветер в вышине, молчали птицы, что было совсем не характерно для обычного леса.
Кто-то был рядом, но он его не видел, лишь ощущал его присутствие. И этот человек (а это точно был человек, он знал) не был его врагом. Скорее союзником...

И больше никого - он прощупал мысленно окрестности вокруг. А это уже настораживало. Обычно ощущалось присутствие зверья, птиц, насекомых.

А здесь не было ни одного живого существа, кроме них...
И вдруг он получил мысленный удар такой силы, что мгновенно "оглох" и
"ослеп". Он не мог теперь чувствовать на расстоянии. Однако этого и не требовалось.

Чужеродное присутствие ощущалось уже и так. И это "нечто" вселяло в его душу ужас. Такой ужас, словно его обрабатывали узконаправленным излучением.

Его источник очень быстро приближался, а с его приближением нарастал и страх...
Быстро, насколько позволяло его скованное ужасом тело, он принялся творить защиту, опутывая себя, словно коконом. Стало легче, но ненамного.
Оставалась только одна надежда - что неведомое зло не сможет пробить до конца его защиту. Иначе смерть! А, может, кое-что и похуже смерти...
1.
В Н-ском районном отделе НКВД зазвонил телефон. Старший лейтенант
Анатолий Свинцов оторвался от дела, которое внимательно изучал последние несколько часов, и посмотрел на аппарат. Телефон опять зазвонил, и он снял трубку, предварительно бросив взгляд на часы. Было 19 часов 30 минут.
- Районный отдел НКВД. Старший лейтенант Свинцов слушает.
- Толя? - услышал он женский голос, который был ему хорошо знаком.
- Лиза? Какими судьбами?
Ему показалось, что девушка, с которой он вместе учился и дружил до войны, чем-то взволнована.
- Толя, я видела Ваську Головина!
- И что? - удивился он.
С Василием Головиным они когда-то дружили. Отец Васьки работал лесником в окрестностях Алексеевки, но в 1938 году был арестован, как враг народа. Свинцов хорошо знал эту семью, потому что Васька, бесшабашный паренек, был его лучшим другом.

И он никак не мог понять, как этот высокий, сильный человек, старый большевик, прошедший гражданскую войну, мог быть врагом Советской власти и участвовать в заговоре. Это не укладывалось в его голове, но отец доходчиво объяснил ему, что очень часто многие из тех, кто боролся за дело Ленина-Сталина, со временем меняются в худшую сторону, начинают заниматься антисоветской пропагандой и плетут заговоры с целью свержения существующего строя.

Под личиной овечки скрывается волк, и зачастую очень трудно разобрать, где враг, а где - друг. Примером тому могли служить ряд видных партийных и военных руководителей. Таких, как Рыков, Зиновьев, Каменев, Троцкий, Тухачевский,
Блюхер...
- Запомни, сынок, - сказал ему отец, - в наше время никому нельзя доверять. Вчерашний друг может оказаться врагом...
Он знал, что говорил. Отец работал в райкоме партии...
Васька замкнулся после ареста своего отца. Ребята перестали с ним разговаривать, а на следующий день избили его. Свинцов не участвовал в драке.

Но и не вмешался. Он даже не помог Ваське подняться, когда тот пытался встать на ноги, отплевываясь кровью из разбитого рта. Он не мог



Назад