3ea8a19f     

Розов Виктор - В Поисках Радости



Виктор Розов
В поисках радости
КОМЕДИЯ в двух действиях
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Клавдия Васильевна Савина -- 48 лет.
Федор -- 28 лет; Татьяна -- 19 лет; Николай -- 18 лет; Олег -- 15 лет -
ее дети.
Леночка, жена Федора,-- 27 лет.
Иван Никитич Лапшин -- 46 лет.
Геннадий, его сын -- 19 лет.
Таисия Николаевна -- 43 лет.
Марина, ее дочь,-- 18 лет.
Леонид Павлович -- 32 лет.
Василий Ипполитович (дядя Вася) -- сосед Савиных.
Фира Канторович, Вера Третьякова - ученицы 8-го класса.
Действие первое
Комната в московской квартире, в старом доме, где-то в отдаленном от
центра переулке. Справа -- дверь, ведущая в прихожую. Слева -- дверь в
комнату, в которой живут Федор и его жена Лена. В середине, ближе к левому
углу, дверь, которая редко бывает закрыта. Там виден небольшой коридор,
заставленный домашним скарбом. В этом коридоре две двери по левой стороне:
одна -- в комнату матери и Татьяны (та, что ближе) и вторая -- в кухню, и
еще дверь -- прямо, она ведет во двор (черный ход). Когда эта дверь
открывается, видна часть двора с только начинающими зеленеть деревьями,
яркой травой, надворными постройками. В квартире голландское отопление.
Правее от центральной двери -- два окна. Слева, почти у авансцены, стоит
ширма, за которой, видимо, кто-то спит, так как на ширме висят брюки,
рубашка и носки с резинками. Посреди комнаты -- небольшой круглый стол и
старые сборные стулья. Комнате придают странный вид какие-то громоздкие
предметы, укрытые материей, газетами, всевозможным тряпьем. Сейчас
они имеют фантастический вид, так как в комнате темно и только сквозь
плотные шторы, вернее, через щели бьет яркий утренний свет. За ширмой горит
свет -- маленькая электрическая лампочка.
Но вот она погасла.
Тихо открывается входная дверь. Стараясь не шуметь, входит Коля. Он
подходит к буфету, достает ломоть хлеба, ест жадно, с аппетитом,--видимо,
проголодался сильно. Подходит к ширме, отодвигает две ее створки (те, что на
зрителя). За ширмой виден потрепанный диван со спинкой, на котором спит,
лицом к стене, его младший брат Олег, и раскладная кровать -- постель Коли.
Над диваном висит потрет молодого мужчины, а под ним на гвозде -- сабля.
Николай сел на раскладушку, ест хлеб.
Олег (вдруг повернувшись, шипит). Ты дождешься, я маме скажу!
Коля продолжает есть.
Который час?
Коля. Пятый. Олег. Ого! (Нырнул под одеяло.)
Коля. Стихи, что ли, писал, полоумный?
Олег (высунув голову из-под одеяла). А ты -- бабник! (И скрылся.)
Коля продолжает есть, думая о своем.
(Снова высунулся из-под одеяла.) Ты знаешь, я ведь тоже люблю.
Коля. Чего, пирожки с мясом?
Олег. Я серьезно...
Коля. Ну?
Олег (говорит, как на исповеди). Я... вот этого никто не знает...
ужасно влюбчивая натура. Да, да!.. И давно!.. В четвертом классе мне одна
нравилась, Женька Капустина... Хотел ее имя ножом на руке вырезать, да не
получилось -- больно. Прошло... В шестом классе--Нинка Камаева... Я ее из
жалости полюбил -- забитая такая была, тихая... Потом она в комсорги
пролезла -- горластая стала -- жуть! -- разлюбил. А сейчас -- двоих... Да;
да! Ну вот что такое -- сам не пойму. Мучаюсь ужасно!.. Верку Третьякову и
Фирку Канторович... Верка -- каштановая, а Фирка -- черная... У нее глаза,
знаешь, огромные и темно-претемно-синие... Я в Парке культуры анютины глазки
такого цвета видел... Ну вот, клянусь тебе, наглядеться не могу! А у Верки
-- коса толстая и до подколенок, а на кончике завивается. Как она ее носить
не боится?.. Еще отрежут хулиганы на улице.



Назад